преса

Автор: Ирэн Роздобудько: «Жить во дворце не смогла бы...» Наталья Кар
Видання: «Столичная недвижимость»

Ирэн Роздобудько: «Жить во дворце не смогла бы.

http://100realty.com.ua/articles/1746.html

Она не первый год работает в глянцевых журналах, поэтому вдоволь насмотрелась на шик, блеск и красоту. Но в быту популярная писательница Ирэн Роздобудько предпочитает яркости практичность, а моде – уют. О своих квартирных реалиях и мечтах Ирэн рассказала корреспондентам «СТОличной недвижимости».

«К городу привыкала долго…»

— Вы приехали в Киев из Донецка. Как Вас приняла столица?

— 19 лет назад, когда впервые попала в Киев, то была поражена этим городом. А после окончательного переезда в столицу поначалу чувствовала одиночество, потому что в Донецке осталось все – родители, друзья, моя активная жизнь, блокнот с контактами… В то время меня уже знали как поэтессу, регулярно куда-то приглашали. Но в Киеве наступила совершенно другая, спокойная жизнь. И блокнот с записями мне был не нужен, поскольку я в основном сидела дома...

— И когда же Вам удалось адаптироваться к новому городу?

— По правде сказать, совсем недавно. Где-то года два назад. Именно тогда начали выходить одна за другой мои книги.

— Что помогло Вам освоиться в Киеве?

— Серьезная работа в газете.

— Сколько времени живете в этой квартире?

— Больше года обитаем тут с дочерью.

— Здесь еще видны следы ремонта…

— Совсем недавно закончили. Мама помогать приезжала. Но ремонт мы делали косметический. Сперва думали делать шикарный ремонт, но ввиду того, что появилась надежда на улучшение жилищных условий, ограничились косметическим.

— Мастеров приглашали или все сами делали?

— В основном сами. И материалы выбирали, и обои клеили…

— Что далось труднее всего?

— Ремонт сам по себе – это уже кошмар. Но труднее всего было с балконом. Металопластиковые окна там ставили мастера. Кстати, они нам также пробили дверь с кухни на балкон, и теперь на балкон есть выход и с кухни, и с комнаты. Очень удобно. А вот щели мы заделывали. Изрядно помучились…

— А вообще в Вашей жизни было много жилищ?

— Очень много. Только в Донецке четыре раза меняли место жительства. Даже как-то пришлось четыре месяца пожить в селе.

— Какое жилище больше всего запомнилось?

— Наверное, моя третья по счету киевская квартира в доме по улице Каштановой… То была большущая трехкомнатная квартира с красивыми арками, а сам дом отличался округлыми стенами (Троещина вообще застроена с фантазией, за это ее и люблю). Сейчас же, как видите, квартира у меня маленькая, всего одна комната.

«Не люблю пустых стен…»

— На стенах много рисунков тушью. Ваши работы?

— Да, я стараюсь все их вывешивать. Как видите, у меня дома много не только рисунков, но и других приятных вещей. Потому что не люблю пустых стен, мой взгляд должен останавливаться на чем-то интересном.

— Чем Вы гордитесь в собственной квартире?

— Пожалуй, балконом. Он у нас большой, обшит деревом и украшен фотографиями. Многие знаменитые люди украшают дома стены фотографиями. Мне это очень нравится, потому и у себя сделала так же. Вышло хорошо, приятно посмотреть.

— Кроме рисования, Вы еще и вышиваете бисером…

— Да, поэтому и бисерным картинам нашлось место в моей квартире. А благодаря моей дочери-скульптору в коридоре рядом с вышивками появилась двухметровая скульптура Венеры. В общем, пространство в моей квартире не гуляет, оно работает на мое настроение.

— А что побудило Вас заняться вышиванием?

— Для меня это своего рода отдых. Вообще все, что я делаю, помимо того, что пишу книги, — своеобразная психотерапия. Не скажу, что я большая вышивальщица или художница. Просто эта работа меня успокаивает.

— Фигурки ангелочков тоже занимают почетное место в доме…

—Я их собираю. И уже собрала немало…

— Нравится жить на Троещине?

— Как я уже говорила, Троещину люблю. Здесь природа, близко река, разнообразие магазинов и базарчиков. Что уж говорить об улицах. Ведь это настоящий писательский район! Бальзак, Драйзер, Маяковский, Цветаева, Высоцкий – все очень приятные мне люди. Если б там еще и метро было, точно никуда отсюда не переехала бы. Но Московский мост меня пугает своими постоянными заторами и авариями…

— Но какие-то идеи насчет переезда есть?

— Идеи есть, но совсем неконкретные. Нужно еще много работать, чтобы воплотить их в жизнь.

— И в каком же районе Вы бы поселились?

— Однозначно не в центре, там жить невозможно. Думаю, это был бы Левый берег. Еще у меня ностальгия по Оболони, где мы в свое время снимали квартиру. Мне там было хорошо, удобно, я там все знала…

«Ко мне наведываются лишь самые верные друзья…»

— Часто принимаете гостей?

— Приглашаю регулярно. Кстати, именно отдаленность Троещины помогает мне выявить настоящих друзей. Если б я жила в центре, у меня бы дверь в квартиру не закрывалась, как, например, у моей подруги, писательницы Леси Ворониной. А так ко мне наведываются лишь самые верные друзья.

— У Вас есть особый ритуал приема гостей?

— Честно говоря, не люблю застолья, поскольку всегда переживаю, что приготовила плохо или купила не ту еду. Зато мечтаю устроить дома пикник – расстелить на полу покрывало, накрыть его скатертью, а вместо стульев использовать подушки. При этом еда должна быть самой простой – не салатики, а всякие овощи, еще лучше картошечка с селедочкой. Такие посиделки самые демократичные и веселые.

— Неужто Вы плохой кулинар?

— Не могу сказать, что я не умею или не люблю готовить. Скажем, борщ у меня получается очень вкусный. Однако не всегда есть время его приготовить, поэтому обычно пользуюсь самыми простыми рецептами.

— Как сложились отношения с соседями?

— Да никак. Я с ними, конечно, здороваюсь, но и только…

— У вас в квартире идеальный порядок. Любите убирать?

— Мне не нравится беспорядок, не люблю разбросанных вещей, богемной атмосферы… У меня все должно лежать на своих местах.

— Какая-то из домашних обязанностей приносит Вам удовольствие?

— Полагаю, вряд ли кому-то вообще нравятся обязанности по хозяйству. Но я вот стирать люблю. Раньше стирала вручную, и даже считала стирку и выкручивание белья своеобразным спортом. Но с тех пор, как у меня появилась стиральная машина, я полюбила стирку еще больше (смеется).

— У писателей обычно дома много книг. А как у Вас с этим?

— Планирую повесить специальные полочки для книг, потому что места для них не хватает. Сейчас он стоят в шкафу или просто спрятаны. А я как раз начинаю собирать библиотеку, так что необходимо все привести в порядок.

— Вы не думали о том, чтоб обратиться к дизайнеру, который поможет грамотно расширить пространство квартиры?

— Пока нет. Все, что можно, я стараюсь делать самостоятельно. Вот если б у меня был дворец, тогда бы, пожалуй, пригласила бы дизайнера…

— Хотелось бы жить во дворце?

— Нет, я привыкла к маленьким пространствам. Люблю маленькие закрытые помещения, защищенные со всех сторон. Так что во дворце мне было бы некомфортно жить.

— А что скажете насчет загородного дома?

— Иногда я думаю, что очень здорово просыпаться и выходить пить кофе на траве. Или работать под деревом. Думаю, каждый человек хочет иметь свой собственный домик. Но когда я была в Америке, то видела там красивые домики, которые на самом деле оказались почти игрушечными. И тогда я пришла к мнению, что лучше уж жить так, как я живу, в своей квартире.

«Эдуард — это мой чайник…»

— Кстати, Вы любите путешествовать?

— Очень.

— Какие архитектурные сооружения произвели на Вас самое сильное впечатление?

— Обожаю Львов… Весь Львов. В целом. Каждый раз, когда туда приезжаю, восхищаюсь этим прекрасным городом.

— Сувениры для дома привозите?

— Обязательно. Ищу фигурки ангелов или интересную посуду. Важно, чтобы я потом смотрела на эти вещи и вспоминала о поездке.

— Сейчас у Вас одна комната. А сколько было бы в самый раз?

— Наверное, три комнаты были бы в самый раз – одна для приема гостей, вся красивая и нарядная, и две спальни. А пока у меня есть лишь место, где я могу после работы отдохнуть.

— И какое же Ваше любимое место в доме?

— Кухня. Она у меня и на кухню-то непохожа – стены в разноцветных обоях. И такое отношение к кухне у меня было всегда, поскольку там стоял диван и телевизор. В моем представлении кухня должна быть рабочим кабинетом. Даже когда у нас было четыре комнаты, я все равно обитала на кухне. Тут же и кофе, и холодильник с едой, компьютер, телефон.

— Значит, работу приносите домой?

— Я вообще дома много работаю. На работе я редактор, а дома пишу книги.

— Когда пишете книгу, для Вас имеет значение, за каким компьютером сидите?

— Это неважно. Могу писать на каком угодно компьютере. Могу даже просто в блокноте ручкой писать. Правда, совсем недавно сбылась моя мечта – я купила ноутбук (совсем маленький)… Вот только поработать на нем еще не успела. Брала его во Львов на форум книгоиздателей, думала, что поработаю. Но… даже не открыла… Ноутбук я назвала Диего. Я вообще всем вещам даю имена, даже чайнику придумала.

— Как его зовут?

— Эдуард.

— А домашние животные у вас есть?

— Нет. Дело в том, что рано-утром ухожу на работу и поздно вечером прихожу. Потому не хочу, чтобы зверье здесь мучилось…

— В творческом плане бывают периоды затишья?

— Не могу назвать себя канцелярской крысой, которая сидит на месте и все время сочиняет. Просто у меня такой образ жизни, что постоянно думаю о работе, даже когда не сижу за компьютером… Веду, одним словом, двойную жизнь. Один человек во мне гуляет по городу, общается с друзьями, занимается бытовыми вопросами, а другой пишет книгу.

— Сейчас над чем работаете?

— Пишу киносценарий по книге «Ескорт у смерть». Одновременно я буду писать роман, который называется «Дві хвилини правди», для одного издательства и другой роман (пока без названия) для другого издательства. График, конечно, очень плотный. Но для меня это не является насилием над собой – я это хочу делать, буду делать и, естественно, сделаю.

— Вы работаете в глянцевом журнале. Есть ли место глянцу в Вашем доме?

— У меня все просто. Даже если у меня будут миллионы, я их потрачу на путешествия, на благотворительность, но никогда не буду переживать из-за вещей. Вот только кресло-качалку себе куплю обязательно. Давно собираюсь, но никак не получается.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031







231 авторів
352 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій