преса

Автор: Катерина ЛЕБЕДЕВА
Видання: «Газета по-одесски»

Васыль Шкляр: «Говорят, я – «литературный киллер»

http://gazetapo.odessa.ua/interview/2008/02/16/110414.html
16.02.2008

Писателя Васыля Шкляра за роман "Ключ" не только называют "отцом украинского бестселлера"...

…но еще и выдвигают в этом году на Шевченковскую премию: шутка ли – уже 7 раз переиздавали! Но дадут ли – пока говорить рано. Да и вряд ли для Шкляра премия – принципиальный момент. Куда важнее для него другое: Васыль заметил интересную штуку – то, о чем он пишет, рано или поздно сбывается. Возможно, поэтому он сейчас и трудится над историческим романом – от греха подальше, прошлое-то не изменить... Кроме всего прочего, работает Васыль Николаевич заместителем главы Союза писателей Украины – в этом тихом учреждении мы с ним и побеседовали.



Поменять шрифт

Версия для печати

Обсудить на форуме

Читать комментарии (0)

– Василий Николаевич, что это за исторический роман, который вы сейчас пишете?

– "Холодный Яр" – о повстанческой борьбе украинцев против советской власти в 20-е годы пришлого столетия. Хотя я очень люблю мистику, я – прозаик материальный и должен знать каждую историческую подробность описываемых мною событий. Нужно всегда знать больше, чем потом напишешь. Так что сейчас скрупулезно изучаю, какое в то время было оружие, и даже ищу возможности пощупать его.

– А где же его можно найти?

– В антикварных магазинах. Кроме того, бывают выставки-продажи уникального антиквариата: в парке Победы на Воскресенке, в Выставочном павильоне на Левобережной. С продавцами оружия можно договориться об отдельной встрече – например, взглянуть на какой-нибудь уж совсем редкий пулемет, скажем, "Льюис".

– Любите оружие?

– Очень! Отец разрешал мне охотиться с 12 лет. Он и сам был заядлым охотником. Так что еще школьником я ходил с ружьем, очень красивым, по лесам. Стрелял по лисицам, зайцам, но возвращался домой без трофеев. Не потому, что жалко было – просто не мог попасть. Но больше люблю рыбалку. Потому что охотиться лучше всего зимой, но я-то в это время работаю, пишу. Мой рекорд, кстати, – карп весом 22 кг. Поймал его на речке Тикич на Черкассчине.

– А кем вы себя представляли, когда в детстве бегали по лесам с ружьем?

– Ни Робин Гудом, ни Робинзоном Крузо! Охотиться я научился раньше, чем читать книги. Поэтому просто чувствовал себя азартным охотником. Часто мастерил самопалы, ведь в доме всегда был порох, дробь.Я пристрастил к этому развлечению одного своего товарища, а он переборщил, очевидно, с порохом, дал большой заряд – ствол оторвало от рукоятки, товарища тяжело ранило в голову. А однажды после стрельбы я возвращался домой, и отец увидел меня с самопалом. Тогда в первый и последний раз он сильно меня побил.

– А сейчас дома храните оружие?

– Да. Был момент, когда начинался Рух, украинская революция – в конце 80-х – начале 90-х годов. Мне нужно было зарегистрировать оружие, как охотнику. Но разрешения я не получил, как неблагонадежный.

– Василий Николаевич, вы бы могли выжить на необитаемом острове?

– Конечно. Более того, оказаться в таком месте – моя мечта. И если бы там жил, даже не знаю, продолжал бы писать или нет. Ведь некому было бы читать мои произведения.

– Но ведь пишешь всегда для себя, разве нет?

– Да, прежде всего. Когда во время работы доходишь до такого состояния, что уже не можешь остановиться, – это и есть наибольшее наслаждение!

– А вдохновляет вас что?

– Город. Особенно Подол, места между Львовской площадью и Владимирской горкой. Интересна маленькая улица Рогнединская, за Бессарабкой. Я часто брожу по городу – это один из способов призыва вдохновения. Стоя или сидя не могу мыслить – нужно ловить идеи в воздухе.

– Ну а что, если идеи не ловятся? Говорят, у многих из-за этого нервные срывы бывают...

– У меня не было. Депрессия наступает тогда, когда не пишется, когда начинаешь себя ненавидеть и, кажется, уже не способен связать два слова. Но я себя никогда не насилую. Есть писатели, которым ежедневно с шести утра нужно садиться и писать – я так не могу. Хотя, конечно, вдохновение часто приходит как раз во время работы. Но, с другой стороны, все хорошее и талантливое должно рождаться легко и без принуждения.

– Вы экспериментируете с языком?

– Всегда: люблю посмаковать слово, обыграть его, выдумать новое. Хотя это и не самоцель.

– Но эксперименты разные бывают... Вот, к примеру, японский писатель Кэндзи Сиратори пишет романы примерно такими предложениями: "Города Трупов//++мозг ТоКAGE вдыхает//Квантовые массы плотской жизненной реакции::они, взрываются//"...

– В литературе может быть все что угодно, но ее главная ценность в художественных образах, человеческих характерах, сюжете, самобытном стиле повествования. Важен не столько сам материал, а то, как его подать, – в этом и состоит индивидуальность автора.

– Кого в украинской современной литературе вы могли бы назвать удачливыми экспериментаторами?

– У нас есть очень оригинальные, интересные молодые писатели. Таня Малярчук, тот же Любко Дереш, хотя иногда кажется, что он свои рукописи не вычитывает, а издатели экономят на редакторах и корректорах. Поэтому не стоит воспринимать языковые погрешности как какие-то стилистические новшества. Но хорошо, что новое поколение литераторов все же интересуют не только слова, но и то, что стоит между ними.

– А что сформировало ваш собственный стиль?

– Я вырос на лучших образцах отечественной литературы. Для меня идеалом был и остается Григор Тютюнник – писатель исключительный, которому нет аналогов в мире. Его "недостаток" – то, что он абсолютно непереводим на другие языки. В молодости – не скрываю – я был его эпигоном. Но потом удалось найти свою интонацию... Романов я написал не так уж и много – "Тінь сови", "Ностальгія", "Ключ", "Елементал", "Кров Кажана"... Но особенным, как все и говорят, стал "Ключ". Это переломное произведение, с которым я вышел на новый для себя уровень.

– На Шевченковскую премию в области литературы в этом году претендует более тридцати человек, но большинство имен из них неизвестны даже посвященным...

– У нас есть хорошие прозаики, о которых мало кто знает. Уверен, их черед настанет. В украинском литературном пространстве существует парадокс: много серьезных писателей постоянно и продуктивно работают, но никто не занимается их раскруткой. Одновременно появилось немало авторов, чья известность раздута искусственно. Даже продавцы на Петровке вам скажут, что существуют "книжки-призраки" – их покупают как модный товар, но совершенно не читают. Потому что это не интересно.

– Слышала, вы, кроме хрестоматийного "Декамерона" и "Повії" Панаса Мырного, адаптировали к современности еще и "Ревизора" Гоголя?

– Да, я из комедии Николая Васильевича сделал небольшой роман под названием "Репетиція сатани". Среди героев можно узнать наших современных политиков. Издателю-бизнесмену произведение настолько понравилось, что он купил все права. И я, хоть на свои романы никогда не продаю права полностью, тут "дал слабину", соблазнившись неплохим гонораром. А пункт, что "контракт разрывается, если произведение не выйдет до определенной даты" пропустил... После Оранжевой революции власть быстро сменилась, издатель испугался. Но, надеюсь, скоро эта книга все же выйдет! Кстати, в "Репетиції сатани" гибнет только один герой – малороссийский губернатор Харко Кушнаревский. Прошло несколько месяцев после выхода романа, и всем известный его прототип тоже погиб.

– Ужас!

– Да, какая-то мистика. Друг полуиронично называет меня "литературным киллером". Так часто бывает – превращаешь реального человека в литературного персонажа, который умирает, а через некоторое время уходит из жизни и прототип. Объясняю такие ситуации тем, что вначале было слово. И это не вина автора, а просто его предчувствие.

Справочная "Газеты...": Васыль Шкляр

Родился в 1951году. Один из самых известных, читаемых и "мистических" современных писателей, "отец украинского бестселлера". Закончил филологические факультеты Киевского и Ереванского университетов. С 1988 по 1998 г. занимался политической журналистикой, бывал в "горячих точках". Этот опыт (в частности, подробности спасения семьи генерала Дудаева после его гибели) затем был отражен им в романе "Елементал". Вследствие несчастного случая на рыбалке попал в реанимацию, а после – за месяц написал роман "Ключ". За него Василий Шкляр получил несколько литературных премий (Гран-при конкурса остросюжетного романа "Золотой Бабай", премии столичных журналов "Современность" и "Олигарх", премию международного конвента фантастов "Спираль столетий" и др.). Из них его самая любимая – "автор, чьих книг больше всего украли в магазинах". Женат вторым браком, жена Валентина – журналист. Его дочь от первого брака долгое время жила в Соединенных Штатах, а сейчас переехала на родину.


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728







230 авторів
351 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій