преса

Автор: Клавдия СОХМЕТОВА
Видання: «Политик HALL»

Пришло время волшебства

http://politikhall.com/?page=filing&a_id=314
№ 13, январь-февраль 2004

Так, во всяком случае, считает писатель Ежи Януш Фонфара. Будучи поляком, он принадлежит славянской общности, которая стоит несколько особняком по отношению к остальной благоустроенной и всесторонне окультуренной Европе.

В чем-то это похоже на отношения Латинской Америки с цивилизованным миром. С одной стороны, относительная бедность провоцирует предприимчивость – но спонтанную, не регламентированную правилами, порождающими рутину. С другой – это творческое отношение к устройству быта подхлестывается этнической пестротой. Наконец, мифы, здесь бытующие, еще не канонизированы, как в романском и германском мире. Более того, они продолжают твориться и посейчас. Литература, обозначаемая как магический реализм, – манифест этого творчества.
Но если за писателями Латинской Америки магический реализм как литературное направление давно закреплен, то в славянском мире этого еще не произошло. Впрочем, отдельные появляющиеся произведения говорят о его перспективах. Пример тому – недавно переведенная на украинский язык книга Фонфары "День, когда должна была остановиться земля".
Когда читаешь вашу книгу, изданную в Украине, кажется, что ее персонажи и события, которые с ними происходят, – из нашей, здешней жизни. То есть провинциальная жизнь в наших странах похожа, не правда ли?
– Очевидно, что жизнь в наших странах очень сходна. Мало того, мы как два народа, весьма похожи между собой – подобным образом воспринимаем реальность, реагируем на многие вещи, ощущаем несправедливости как личные, так и общественные, сходным образом готовы к большим свершениям ради осуществления великой цели. И одинаково после ее достижения ощущаем себя беспомощными, как дети, не очень понимая, что же дальше.
Откройте тайну: вы придумали сюжеты книги, или эти истории на самом деле где-то происходили?
– И то, и другое. Большинство моих героев пришли с улиц маленьких польских местечек, либо малых улочек больших городов. Я хочу обратить внимание на то, что большие города – велики лишь с большого расстояния. Приближаясь же к ним, в конце концов, попадаем на одну улицу, одну лестничную клетку, один дворик. И тогда оказывается, что сообщество этого дворика совершенно идентично общности маленького городишки. Все, что есть большое в большом городе – это то, что меня совершенно не интересует. Консьерж какого-нибудь подъезда киевской многоэтажки расскажет мне о жизни больше, чем киевский миллионер или почтенный министр в каком-нибудь кабинете.
Как бы вы оценили, какие качества востребованы в современной литературе, в частности, в Польше? Прислушиваетесь ли вы к требованиям литературного рынка своей страны?
– Нет. Я не подвержен литературной моде. Не мог бы писать так, как кто-то другой хотел бы от меня. Я пою свою песню. И только так. Верю, что в мировой литературе пришло время магии, волшебства, воображения, путешествий и мудрости, которые опираются на правила и моральные устои. Разве Гарри Поттер не является тому лучшим подтверждением? Современный загнанный и замученный человек нуждается в повествовании, переносящем его хотя бы на мгновение в мир мечтаний, правды, любви, добра, счастья.
Какие книги читает писатель Ежи Януш Фонфара?
– Обожаю Набокова, Маркеса, Хемингуэя, но также и Грабала, Чехова, Сингера.
Вас характеризуют как блестящего собеседника. Рассказчик жизненных былей – также и ваше писательское амплуа. Возможно, впечатление ошибочно, и для вас естественна и приятна работа также в какой-то иной стилистике?
– Благодарю. Да, я большой любитель потрепаться. Люблю эту форму литературного изложения. В то же время, мне не чужды и иные стили. Сейчас я пишу большое эссе о творчестве всемирно известного творца авангардного театра, прекрасного Юзефа Шайны. Везде с ним езжу, по всему миру. Был также во Львове и Киеве, где три года тому назад профессор имел большой успех. Кроме того, пишу стихи, в связи с чем поэтический язык прорывается в моей прозе так сильно, что бывает трудно его укротить.
Вы – писатель "с именем", и, наверное, можете себе позволить жить в столице. Почему же остаетесь в маленьком Жешуве? Ведь большой город дарит возможности как прагматичного плана, так и творческого – различие людских типажей, пестрота событий, неистощимый источник сюжетов…
– Я думаю, что сегодня, так же как и всегда, столица находится там, где пребывает писатель. Участие в тусовках и потенциальный карьерный успех, который они могут принести, меня не интересует. Поэтому недавно я переселился в деревню. Но Интернет, телефон и факс делают возможными мои контакты с известными польскими писателями. Если нужно – нет такого места в Польше, чтобы на протяжении дня я не мог туда добраться. Писатель должен быть там, где хорошо себя чувствует, где ему хорошо работается. Если такое место – дом над озером Байкал – он должен немедля туда переехать. В большой столице я чувствовал бы себя как птица в клетке. Возможно, она была бы и красивой, и удобной, возможно, носили бы меня в ней по салонам, но петь там я бы не смог.
Радиопостановка по вашей повести получила первую премию на Фестивале радиоспектаклей Польского радио. Как вы оцениваете возможности этого жанра, во всяком случае, в плане популяризации литературы?
– Радио переживает во всем мире ренессанс как носитель литературы. Мало того, в Англии и Соединенных Штатах очень модной стала книга, записанная на CD. Хорошие актеры, хорошие авторы и люди, не имеющие времени – тут от-
крывается форточка. Коллекция хорошей литературы на CD, воспроизводимая в автомобильных радиоприемниках во время поездки на работу, в самолетах, поездах – это будущее. Это приблизит вечно занятых людей к литературе.
Движение Польши на Запад, к Евросоюзу, вероятно, отражается и в культурной жизни страны. Как вы ощущаете эти изменения?
– У Польши нет иного выхода. Она должна быть в Европейском Союзе, чтобы после десятилетий социализма где-то через 20 лет приблизиться к самым богатым странам Европы. Нет иного пути. Также, как и для Украины, я убежден в этом. Границы между европейскими странами – самое плохое, что могла для себя сделать Европа. Границы всегда были наибольшим несчастьем, только сообщество, построенное на основе равных партнерских отношений, базирующееся на солидном праве, – это гарантия мира и благосостояния континента.
Во времена существования Советского Союза именно писатели стояли во главе политической оппозиции. За последние годы, когда Украина стала независимой, наших писателей в политике стало значительно меньше. Проходили ли нечто подобное писатели Польши?
– Да, но мы должны знать, что социалистическая власть часто сама, исходя из своих политических нужд, творила политических оппонентов, и делала это с каждым, кто говорил о свободе, справедливости, народном освобождении. Казалось, что оппозиционных писателей в те времена было больше, нежели теперь. Мне кажется, что их всегда одинаковое количество, и сейчас столько же, сколько и тогда. Только сейчас, как никогда раньше, власть не обращает внимания на писателей. Пишите себе, что хотите. Обратите внимание: новая власть уже не финансирует литераторов и литературных изданий. Уничтожили весь литературный рынок, такой богатый в Польше при коммунистах. Сейчас можете писать о власти, что хотите, и так вас, писателей, никто не прочитает. Литературный рынок находится в состоянии полного хаоса, а это еще хуже, чем цензура.
В Польше, которая входила в так называемый "социалистический лагерь", накопился определенный негатив относительно его основы – Советского Союза, и в вашей книге это достаточно красноречиво описано. Как вам кажется, украинцы, прочтя ее, могут принять этот негатив и на свой счет?
– Думаю, что да. Разницы нет. В те времена поляки говорили, что лагерь тот же, только наш барак веселей. У нас было больше исторического счастья – нас не включили в состав СССР. И в этом состояло наше вроде бы более "веселое" существование. Однако, и Польша, и Украина, благодаря политическим решениям в Ялте, топтались на месте, тогда как народы Европы добывали свое сегодняшнее благосостояние. Наш шанс в том, что Европа уже сыта, а нам хочется кушать. И на самом деле им нужен наш голод, чтобы мы и их, и себя сдвинули с места.


Ежи Януш Фонфара
"День, коли мала зупинитися земля"
Львов, "Кальварія", 2003

Жизнь польского городка последних 70-ти лет через призму разговоров в кабачке – такую, казалось бы, непритязательную тему заявил писатель Фонфара в книге "День, когда должна была остановиться земля". В качестве честного бытописателя, этнографа современности, он может оказаться особенно интересным именно в сопредельных с Польшей государствах. Спокойное, без обобщений повествование являет живых людей, в значительно меньшей степени обусловленных главенствующей идеологией, чем нам привычно. Партийный функционер у Фонфары привечает колядующих детей, плановое разрушение церкви вполне успешно саботируется прихожанами. Специфика эпохи колоритно подана в книге, нашлось там место и негативу в отношении всего советского, и модному буму 70-х, и ироничной оценке партаппаратчиков. Однако стереотипы судеб, навязываемые эпохой, не мешают героям книги следовать своими путями, и эти-то пути, непосредственная ткань жизни – и есть самое интересное. История о муже, всю жизнь собиравшемся купить любимой жене золотые швейцарские часы, и дотянувшего время покупки до того момента, когда жена ослепла – трогательна. Но в том то и дело, что она – из серии сюжетов о вечном, хоть и фиксирует реалии относительной бедности Восточной Европы. Фонфара, отражая эти и прочие реалии, пишет все-таки о вневременном. И в этом близок к Маркесу, Альенде и Элиаде – то есть к тому течению в литературе, которое называют магическим реализмом. Реализмом в том смысле, что сюжеты выстраиваются в полном соответствии с диктатурой причин и следствий, они не просто правдоподобны – подлинны и типичны. Однако в их перетеканиях и переплетениях проступает волшебный орнамент неочевидных закономерностей. А в нем уже находится место совпадениям, метаморфозам и чудесам – всему тому, чего быть не может, поскольку это не входит в разнарядку цивилизованного человека. Как не входят туда легенды и мифы, но вдруг миф, который исповедует душевнобольной Зенек Матушек, оказывается очень нужным всем жителям города. Живые и почившие, они объединяются в процессии, имеющей целью смазывание маслом оси мира, якобы проходящей через городок (ну чем не кадр из фильма Кустурицы?). Так по-своему Фонфара напоминает о непоколебимости позиций мифа – во всяком случае, для загадочной славянской души.
Ольга Михайлова


Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31







229 авторів
349 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій