преса

Автор: Евгений БОЖЕНКО
Видання: DailyUA, Інтернет-видання

Сюрреализм «Історії»

15.11.2006
http://www.daily.com.ua/analytics/page.php?id=25791

Когда берешь в руки «Історію» Ксении Харченко, особого к себе уважения эта книга не вызывает. Да и восхищения по поводу того, что, наконец, к тебе попала новая книга издательства «Кальварія», тоже не возникает. Причина этого, вероятно, кроется в неестественно малом объеме – 96 страниц не совсем полноценного книжного формата, огромном шрифте а-ля «литература для дошколят» и фотографии автора на обложке – загадочно улыбающаяся молоденькая девушка и подпись: «Писати я почала у 17 років. Мене до того спокусила любов …». «Очередной женский романчик о несчастной любви и сволочах-мужиках», – горько думаешь, открывая первую страницу.

И тут же понимаешь глубину своей ошибки.
Во-первых, эти 96 страниц неполноценного книжного формата, которые планировалось прочитать за пару поездок в метро, совершенно необъяснимым образом оказываются не таким уж и малым объемом. Да, прочитать «Історію» можно очень быстро, но это как раз тот случай, когда за небольшим количеством текста скрывается большое количество всевозможного смысла.

Во-вторых, разжевывать свое произведение «для подрастающего поколения» автор совершенно не намеревается. Если читатель не вспомнит старого доброго искусства шевеления извилинами, за «Історію» ему лучше не браться.

А в-третьих, может, конечно, и любовь стала причиной того, что Ксения Харченко за перо взялась, но никак не любовная сага из-под этого пера вышла.

А вообще повесить на «Історію» какой-нибудь жанровый ярлык было бы, мягко говоря, неправильно. И в отличие от большинства книг характеристика, данная «Історії» в аннотации, очень близка к истине. Там ее называют сном и мифом.

Зерно истины прослеживается и в словах иллюстратора Лады Назаренко. Она считает «Історію» Ксении Харченко текстом из другого мира.

Рассказывается в книге о семье девочки Гликеры, которая не у мамы родилась, а была «сотворена» дедом. Он посадил в землю отцово семя и мамину яйцеклетку, потом взял горстку этой земли, завязал в мешочек и повесил «під ліву пахву». А потом родил Гликеру.

Описания того, как Гликера сидела на чердаке и пряталась от своей семьи, чередуются с отступлениями в прошлое. Например, знакомство отца и матери Гликеры или в смерть парализованного прадеда Стефана. В общих чертах «Історію» можно было бы охарактеризовать как описание становления одной семьи. Но это слишком в общем, закрывая глаза на аллюзии. А их в книге – хоть пруд пруди. Можно даже сказать, что вся книга – это одна сплошная аллюзия. И сюжет в ней используется как дополнительная часть. Некая сторона антуража.

Давать оценки аллюзиям и уж тем более пытаться каким-то образом их объяснять – дело весьма неблагодарное. Можно только сказать, что творение Ксении Харченко совсем не похоже на пафосную писанину графомана-самоучки, и даже если иногда аллюзии вызывают недоуменное непонимание, ощущение того, что логика здесь все же есть, не исчезает никогда. И уж тем более, никогда не возникает сомнений в том, что перед тобой не шизофренический бред, а действительно литература.

Прочитав «Історію», просто невозможно удержаться от того, чтобы не провести две аналогии. Для начала, весь текст очень уж похож на сюрреалистические картины. Девочка, которая кладет ладонь на дырку в голове своего отца и чувствует, как шевелятся его извилины, или женщина, достающая из корзинки, висящей между ее ног, маленькую зверушку и понимающая, что это ее дитя – сюжеты вполне в стиле сюрреалистов. Причем совершенно не тех, которые главной целью своего творчества считают максимальную концентрацию бессмысленной вычурности.

Вторая аналогия связана с украинским поэтическим кинематографом. Читаешь, и будто бы видишь перед собой большой экран и творение какого-нибудь великого мастера. Такое впечатление только усугубляется тем, что во всей книге присутствует некий исключительно украинский колорит. Причем, это впечатление трудно объяснить логически – ведь в «Історії» совершенно нет ни «шароварных» отступлений, ни навязчивого прививания любви к Родине. Дело, наверное, в том, что традиционный колорит не в конкретных словах и фразах, а в той атмосфере, которую эти слова и фразы передают. Да еще и в том, что этот колорит слишком отличается от навязываемого последователями советского представления об Украине и украинской культуре. Почему-то никак не удается избавиться от впечатления, что этот колорит истинный.

Читать «Історію» Ксении Харченко стоит всем и каждому. В особенности тем, кто зациклился на попсовом чтиве и других элементах массовой культуры, дабы вспомнить о том, что литература может заставить думать.

Единственной проблемой может быть то, что читать «Історію» в толкотне общественного транспорта все же не получится. Не тот это текст, который можно воспринимать лишь частью сознания. Хотя это и не проблема вовсе. Ведь, несмотря на мощную атаку ТВ, читать мы пока еще не разучились. Во всяком случае, хочется в это верить.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031







231 авторів
352 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій