преса

Видання: «Клуб Сімейного Дозвілля»

Інтерв’ю з Василем Шклярем

http://www.bookclub.ua/read/shklyarinf/

Наверное, у каждого беллетриста со времен Достоевского есть тайная мечта написать философский триллер, например, такой, как Ваш «Ключ», то есть интересный и для эстетов-интеллектуалов, и для тех, кто читает только в метро. И как же Вам это удалось?
Если бы я знал... Это невозможно объяснить технологически. Скажу только, что острый сюжет никогда не был для меня самоцелью, а лишь одним из способов изображения. Это – как рифма в поэзии. Думаю, что в идеале каждое произведение должно нести в себе некую гипнотическую тайну, разгадка которой выходить за рамки текста. В «Ключе» эта тайна одинаково волнует не только героев романа и читателя, но и самого автора. Все здесь почти в равных условиях. Считаю, что таким образом мне удалось создать эффект присутствия читателя в цепочке загадочных событий, происходящих в романе Роковой ключ, который волей случая попал к моему герою и изменил его судьбу, завтра может оказаться в ваших руках. Поэтому прочтение романа «Ключ» не заканчивается на его последней странице, остросюжетностью он побуждает читателя глубже заглянуть в свое собственное, во многом темное и непостижимое «я».
«Клуб Семейного Досуга» издает роман «Ключ» в рамках проекта, который предлагает членам Клуба национальные и мировые бестселлеры на украинском языке. Цель этого проекта – популяризация украинского как живого, современного и даже модного языка. Ваши переводы-адаптации отечественной и мировой классики, имевшие сходную цель, вызвали самый настоящий скандал в окололитературных кругах. Почему?
Меня вовсе не удивило возмущение старших литераторов-соцреалистов, которые назвали меня «убийцей пророков». Но поразила реакция известных академиков и многих ученых-литературоведов, которые коллективно, как в старые времена, обратились к высшим государственным инстанциям с требованием запретить мне интерпретировать классику. Они год вели дискуссии на эту тему, организовывали в прессе письма-протесты «трудящихся» и договорились до того, что мой проект даже повредит международному имиджу Украины. Представляете? Эти ученые мужи и не подозревают, что подобная практика давным-давно имеет место во всем мире, что в Англии выходит адаптированный Шекспир для дошкольников, да и мы, грешные, много зарубежной классики читаем в сокращенных или существенно переработанных вариантах. Я создал свои версии «Гулящей» Панаса Мирного и «Декамерона» Боккаччо, но это совсем не означает, что я замахиваюсь на первоисточники классиков. Они в академических изданиях являются священными и неприкосновенными. «Но это же губительная для нас американская практика!» – кричат мои оппоненты. «О, – говорю я. – Как хорошо, что Котляревский родился в Америке и перелицевал для нас «Энеиду» Вергилия». А вообще-то этот проект имеет гораздо больше сторонников, чем врагов. Недавно одно издательство предложило мне перенести на современную украинскую почву «Ревизора» Гоголя. Заманчивая идея. И здесь для большего своего оправдания нужно вспомнить, что сюжет «Ревизора» принадлежит не Гоголю и даже не Пушкину, который подарил этот замысел Николаю Васильевичу со множеством готовых подробностей. Эта забавная история-анекдот о том, как мелкого авантюриста принимают за «птицу высокого полета», кочевала в западной литературе еще до Гоголя. В частности, у французов.
Сейчас говорят, что «современный литературный герой – это молодой красивый украинец/украинка, склонные к небанальной жизни». Что, с Вашей точки зрения, является «небанальной жизнью»?
Небанальная жизнь может быть достаточно простой. Она не обязательно требует больших усилий или материальных ресурсов. Можно каждый год ездить в Африку на сафари, хорошо зарабатывать, роскошно одеваться, изысканно пить-есть и блистать выдающимися умственными способностями, но превратить все это в пошлую банальщину. Мне кажется, что для незаурядной жизни прежде всего нужно уметь прислушиваться к своим желаниям и вовремя на них реагировать. Нужно уметь себя уважать. Когда-то в одном из своих ранних романов я написал о человеке, который каждый день спешил на работу и с работы мимо Ботанического сада, но за всю свою жизнь ни разу туда не зашел. Иногда он останавливался около высокой металлической ограды, всматривался в глубину сада, где росли экзотические деревья, и говорил себе, что вот, выберет время и непременно туда зайдет. Уже на смертном одре, прослеживая мысленно свою серую жизнь, этот человек вдруг вспомнил, что так и не успел заглянуть в Ботанический сад. А если бы зашел, – возможно, вся его судьба сложилась бы иначе. Этот маленький человек прожил банально, ибо оказался неспособен сделать элементарное – прислушаться к своей сути и быть самим собой.
Ваш весьма небанальный герой владеет и огнестрельным оружием, и лревнеармянским языком, и искусством любви вместе с мастерским употреблением алкогольных напитков, а еще разбирается в Символах Судьбы и в политическом «пиаре». Этакий, по чьему-то выражению, «интеллектуал с натренированными бицепсами». Это – идеал или литературное преувеличение?
Ни то, ни другое. Это просто развитый современный украинец с обостренным чувством человеческого достоинства. Исходя из известного утверждения Флобера «мадам Бовари – это я», могу только повторить, что в изображении любого персонажа автор опирается на собственный опыт, на то, что он хорошо знает. Я закончил Ереванский университет, где изучал не только современный армянский язык, но и грабар, то есть древний. Что касается Символов Судьбы, то в свое время я перевел очень объемную и мудрую книгу французского оккультиста Дебароля «Тайна руки», которая оказала большое влияние на мое понимание мистических явлений. Политический пиар? Когда-то я был пресс-секретарем одной известной политической партии. Огнестрельное оружие? Ну, я и сам неплохо стреляю, особенно из «калаша» и гранатомета. Хуже из пистолета. Что там еще? Алкоголь, женщины, любовь? Это уже, как говорят, не для прессы... А что касается героя-супермена, то мой Андрей Крайний – вовсе не тот традиционный робот, который проламывает головы всем, кто становится на его пути. В конце концов, его тоже ждет жестокое поражение, но благодаря этому достоинству, о котором я уже говорил, он умеет держать удар. Даже роковой удар судьбы.
Ваш роман «Кровь летучей мыши» написан от имени женщины, и кое-кто считает его эротическую линию, мягко говоря, чересчур откровенной. И действительно, автору-мужчине, взявшему на себя смелость осветить самые интимные тайны женской души, нужно быть очень внимательным, чтобы избежать нелепых ошибок... Это Вас не испугало?
Нет, подобное перевоплощение меня чем-то очень привлекало. Этакий, знаете, психологический трансвестизм. Чувство некой таинственной инициации. Кстати, меня ни одна женщина не упрекнула в том, что я где-то сфальшивил в изображении психологического или даже физиологического состояния противоположного пола. Меня часто спрашивают: ну хорошо, а как тебе удалось передать внутренние симптомы беременности, рефлексии женщины в этом интересном положении? В таких случаях я отвечаю, что интуиция мне всегда подсказывает значительно больше, чем акушерский справочник.
"Клуб Семейного Досуга" сейчас объединяет 1 миллион украинских семей. Для большинства украинцев семья – это самое важное и самое дорогое. А что такое семья для Вас?
Цивилизованное, общепринятое бегство от одиночества. Для творческого человека это серьезная проблема – заводить семью или нет? И многие отдают предпочтение другому. Ведь одиночество в большой степени тоже является сестрой таланта. Семья отягощает хлопотами, множеством переживаний, тратой времени. Творчество требует самоотречения и даже, извините за пафос, жертвенности. Эти вещи с трудом подчиняются законам семейного уюта и благополучия. Но, с другой стороны, семья обогащает такими человеческими чувствами и переживаниями, каких тебе не подарит никакая другая среда. Это тоже является необычайно ценной, ничем не компенсированной частью писательского опыта. Вспомните откровенную до жестокости новеллу Коцюбинского «Цвет яблони». У писателя умирает ребенок, а он в это время, несмотря на глубокое страдание, фиксирует в памяти все окружающие детали, никчемные бытовые подробности, потому что это ему когда-нибудь понадобится для... творчества. Но, несмотря на все это, истина остается на стороне тех, кто семью ставит выше всего. Семью и род.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930







229 авторів
349 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій