преса

Видання: «Сейчас»

«У женщин меньше возможностей ...

Литератор Евгения Кононенко: «У женщин меньше возможностей проявлять свою стервозность, чем у мужчин»
http://www.seychas.ua/life/2006/6/12/articles/45656.htm
12.06.06

В последние годы интеллектуальные прения, связанные с перспективами распространения идей феминизма в Украине, немного поутихли. Большинство гуманитарных исследований в этой области и других гендерных инициатив так и остались в плоскости теоретической. Но это вовсе не значит, что отечественная патриархальная почва оказалась бетонной. Например, достаточно беглого взгляда на украинский литературный процесс последних лет, чтобы заметить: большинство ярких книг написаны женщинами. А ведь еще лет десять назад наша литература напоминала закрытый мужской клуб. Прозу и эссе Евгении Кононенко нельзя назвать плакатным отражением феминистических настроений, хотя подобные эпитеты ей наверняка приходится слышать. Ведь это одна из немногих писательниц, пытающихся размышлять о практике гендерных проблем. Она позволяет себе писать предельно откровенные книги, не переступая демаркационную линию, за которой начинается территория скандальности.
– В гуманитарных кругах все знают, что современные гендерные исследования очень неплохо финансируются разными международными фондами. Проблема в том, что реальные гендерные проблемы в украинском обществе – это совершенно иное пространство.
– Те, кто занимается гендерными исследованиями, не работают в женских организациях. Они разрабатывают теорию. Хорошо это финансируется или плохо – еще вопрос. Есть и другие сферы, где можно получить серьезные гранты. Никто ведь не интересовался, сколько денег выделяется на гендерные исследования, сколько - на литературоведческие, а сколько - на социологические. В этом смысле вряд ли гендерная тематика как-то выделяется.
Меня всегда интересовала роль женщин в украинской политике. Среди них есть достаточно яркие личности, но почему-то они никогда не касаются серьезных женских вопросов. Например, проблемы защиты материнства. На уровне научной теории об этом говорят слишком тихо. Женщины же в политике решают те же вопросы, что и мужчины.
– Так они и на женщин-то не всегда похожи. Чем бы Вы объяснили, что те немногие женщины, которые все же приходят во власть и могли бы использовать свою женственность, сознательно придерживаются мужского стиля – в одежде, поведении и даже в мышлении?
– У каждой женщины на то свои причины. Но, в целом, они просто боятся быть похожими на женщин – их намного меньше в политике, чем мужчин. Юлия Тимошенко, конечно, не подпадает под общую тенденцию. Она все использует для собственной популяризации. Однако, опять же, проблем женщин она не замечает. Значит, она почувствовала, что избиратели ее и так любят.
Женщинам очень не нравится, когда их подозревают в использовании мужчин. Особенно в тех случаях, когда они становятся заметными в традиционно «неженских» сферах деятельности. Поэтому их основные усилия направлены на создание и удержание своей сферы влияния.
– Почему так называемое феминистическое движение, которое во всем мире реализовывает себя в конкретных общественных, политических проектах, в Украине остается уделом интеллектуалок, неким сугубо виртуальным пространством?
– Население Украины часто оказывается беспомощным. Мужчине как-то неудобно прибегать к женской защите, а вот многих женщин патриархальный проект вполне устраивает, когда достаточно быть женой и матерью и нет даже помыслов ни о какой самореализации. И феминистки напрасно пытаются опровергать этот факт. Такие идеи у нас попросту еще не прижились. Да у наших женщин и не было еще возможности почувствовать себя узницами маленьких, уютных домов, в условиях нормального достатка и нормального быта, чем уже пресытились многие жительницы Европы.
Есть еще один момент. Украинская женщина «управляет» своим мужем в значительно большей степени, чем это принято в западном мире. Она больше знает о делах мужа, они советуются – это особенность нашего менталитета и условий жизни. Но как только у нас появится средний класс, феминистическая идея сразу прибавит в актуальности – женщин перестанет удовлетворять та роль, которую сегодня они считают очень привлекательной.
– Вы написали весьма откровенную книгу под названием «Без мужика». Что преобладает в реакции Ваших читательниц – личное сочувствие или понимание сути?
– Нет, не сочувствие. Чаще они признавались, что сами просто не осмеливались об этом говорить. Женщины моего возраста - даже те, которые «с мужиком», – поняли, о чем речь.
– Автор-мужчина может позволить себе «созидать», особенно не задумываясь, что скажут о его романах, даже если они за гранью фола, жена и дети. Насколько Ваш уровень откровенности зависит от мнения ближайших родственников?
– У меня достаточно обязанностей в других сферах жизни, а литература – это моя сфера свободы. Моя дочь, например, не восприняла текст «Без мужика». Что касается матери, с которой у нас случаются конфликтные ситуации, то с ней больше шансов устроить скандал в процессе приготовления борща, чем на литературной почве.
– Среди множества аргументов, питающих мужской скепсис в отношении к феминизму, существует одно неоспоримое доказательство гендерного неравенства. Это война. Занятие, в котором роль женщины определенно несоизмерима с мужской. Можно представит себе женщину со штангой или отбойным молотком в руках, но вот армию, построенную по принципу «гендерного равенства», вряд ли.
– С этим трудно спорить, хотя в некоторых странах министры обороны – женщины. Во-первых, мы все же идем в будущее без войн. Точнее, в будущее, где войны будут компьютерными, а нажимать на кнопки могут и женщины. Некое общее мнение, что они добрее и ласковее, чем мужчины, – это навязанный образ. Женщины – такие же стервы, ничем не лучше мужчин. Просто у них меньше возможностей свою стервозность проявлять. Но если рассмотреть вопрос в исторической ретроспективе отравлений и дворцовых интриг, то мы увидим, что женщины всегда участвовали в незримых войнах, только предпочитали действовать чужими руками.
Справка СЕЙЧАС
Евгения Кононенко родилась 17 февраля 1959 г. в Киеве. В 1981-м окончила механико-математический факультет Киевского университета имени Шевченко. На протяжении нескольких лет работала по специальности.
С 1990 по 1994 гг. изучала французскую филологию в Киевском лингвистическом университете. В этот же период начинает литературную деятельность. С 1994 г. печатает в периодике рассказы, часть из которых была переведена на французский, немецкий, хорватский и белорусский языки. Первая книга – поэтический сборник «Вальс першого снігу» – издана в 1997 г.
В 2001 г. вышел роман «Імітація», получивший множество рецензий и отзывов. В 2002-м был издан роман «Зрада», в 2004-м – сборник рассказов «Повії теж виходять заміж», а в 2005-м – покет-книга «Без мужика». Кроме оригинальных произведений, Евгения продолжает заниматься переводческой деятельностью. В 2001 г. вышла ее книга по мотивам поэзии Клода Руа «Інфантації». В 2002-м были изданы романы французских писательниц Венеры Кури-Гата «Полонянки мису Тенес» и Анни Эрно «Пристрасть» в переводах Евгении Кононенко. Одна из последних ее переводческих работ – боевик Жерара де Вилье «Убити Ющенка!». Выступает в прессе с публикациями по вопросам культурологии, культурной политики, литературной критики, гендерного равенства. С 1995-го работает научным сотрудником Украинского центра культурных исследований.

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Нд
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031







229 авторів
349 видань
86 текстів
2193 статей
66 ліцензій